СообществоFashionBeauty-LabКультураLuxury TV Журнал
Главная   >   Культура   >   Esse Homo!
Зеленый диван с... Надеждой Исмайловой
В гостях нашей рубрики известный журналист, автор легендарной телепрограммы «Далга», автор многочисленных кино- и телесценариев, редактор фильмов, ставших классикой азербайджанского кинематографа, главный редактор канала «Kultura Plus», Заслуженный деятель искусств Азербайджана Надежда Исмайлова.
Просмотрено:221

В гостях нашей рубрики известный журналист, автор легендарной телепрограммы «Далга», автор многочисленных кино- и телесценариев, редактор фильмов, ставших классикой азербайджанского кинематографа, главный редактор канала «Kultura Plus», Заслуженный деятель искусств Азербайджана Надежда Исмайлова.

 

Сапунов: Все знают вас как Надежду Исмайлову. Но ведь была же работа, было творчество и до того, как вы вышли замуж за Расима Исмайлова (оператор, снявший фильмы «Семеро сыновей моих», «День прошёл», «Насими», «Бабек» и др., режиссер, поставивший картины «Лев ушел из дома», «Асиф, Васиф, Агасиф», «Я любил вас больше жизни» и др. — Ред.) Как вы подписали свой журналистский дебют?

Исмайлова: Надя Деминовская. Я не очень любила имя Надежда, предпочитала короткое Надя. А Деминовский — фамилия моего папы, а значит и моя девичья. Что же касается дебюта, то их у меня было несколько. Самый первый, в 11 лет, стал дебютом преподавательским. Время было трудное, послевоенное, и я репетировала первоклашек. Тот дебют был очень важным, потому что мне было необходимо наладить отношения и с родителями своих подопечных, и с самими малышами, от которых я по возрасту не очень-то и отличалась. Репетиторством я занималась до 10 класса, приносила в семью свою трудовую копеечку. И это давало ощущение самостоятельности, уверенности в себе. А журналистский дебют был связан с весьма авантюрной историей. Я не поступила на филфак, но придумала ходить на занятия, чтобы потом сдать все экстерном. Мне помогла моя подруга Женя Авласевич, которая, будучи старостой группы, меня покрывала и к тому же записала меня во всевозможные секции и кружки, включая редакцию газеты «За ленинское воспитание». Я писала заметки, брала интервью. Так и пришла в журналистику. Мои публикации заметил сам ректор, легендарный Юсиф Мамедалиев, и в День Печати издал указ о переводе меня с заочного отделения на очное. Ему сказали, что я заочница!.. Кто мог предположить, что я не была студенткой! На подкашивающихся ногах мы с редактором газеты отправились к ректору. Мамедалиев сперва долго не мог понять, как я ухитрилась проучиться целый курс, потом долго выяснял, как мне удавалось пробираться в здание университета и… после долгой паузы: «Вообще-то, по всем законам вы для нас человек с улицы. И документы о вашем непоступлении давно в городском архиве. Но… я всё возьму на себя…потому что еще не встречал  человека такого безудержного, страстного желания учиться. Вы будете студенткой… Сумеете сдать обе сессии сразу?» — «А когда экзамены?» Наконец-то ректор улыбнулся…Он был гений, Юсиф Мамедалиев!

Сапунов: А ведь еще было и телевидение...

Исмайлова: Да, сокурсник познакомил меня с замечательной Ниной Яровой, главным редактором русского департамента Гостелерадио, которая поручила мне разработать один выпуск какой-то детской передачи. Мои придумки, вероятно, понравились, потому что меня взяли на штатную работу.

Сапунов: Это же было почти начало всего телевидения!..

Исмайлова: Да, телешколы в СССР не было, все пришли из разных профессий, все училились телевидению шаг за шагом. Там сложилась потрясающая команда, образовалась удивительная атмосфера... А после знакомства с Расимом Исмайловым мне захотелось дебютировать в кино и я поступила во ВГИК, затем пришла работать на киностудию «Азербай-джанфильм». Вы знаете, у меня иногда возникает ощущение, что я школьница, что я все время начинаю, начинаю... Да, собственно говоря, наша с вами профессия предполагает все время изучать что-то новое.

Сапунов: С дебютами ясно. А что вы можете назвать своим «звездным часом»?

Исмайлова: Наверно, программу «Далга» (публицистическая телепрограмма, выходившая в Азербайджане в 1988-1992 гг. — Ред.). Я ведь, несмотря на профессию, человек некоторым образом «частный». Никогда не ходила на демонстрации, не выкрикивала лозунги, никого ни к чему не призывала. Я предпочитала наблюдать, стоя немного поодаль от магистрали. А «Далга»  ввела в самую гущу жизни, и я настолько прониклась драмами человеческими, что порой даже забывала о собственной безопасности. И, возможно, я впервые получила огромную отдачу от профессии, ведь то, что мы делали, вызывало потрясающий отклик, огромную благодарность зрителей.

Сапунов: Примерно тогда же выходил на ЦТ суперпопулярный «Взгляд», повлияло ли творчество Влада Листьева, Александра Любимова, Дмитрия Захарова и других на вашу программу?

Исмайлова: Пожалуй, повлияло, но также повлияла программа «До и после полуночи» Владимира Молчанова, появившаяся чуть раньше «Взгляда». Они обе начали выходить в эфир в 1987 году, а программу «Далга» мы с режиссером Васифом Бабаевым запустили в январе 1988-го.

Сапунов: Сохранились архивы «Далга»?

Исмайлова: Что-то стерли — специально стерли! Но кое-что сохранилось у меня на кассетах VHS, а что-то сохранили герои наших сюжетов, записывавшие программы на видео. Это удивительный архив! Например, мы сделали часовое интервью с Гейдаром Алиевичем, когда он находился в опале и жил в Нахичевани. Есть сюжет об отправке первого азербайджанского посла в США — Хафиза Пашаева. А какой у нас был репортаж из ночного Баку, находящегося под властью комендантского часа! Это было одно из самых сильных переживаний! С Баилова спускались танки, Баку переставал принадлежать бакинцам, а кварталы превращались в «квадрат номер шесть», «квадрат номер семнадцать»... «Сокол! Я — Сосна! У нас уже улов!» А какой там улов — поймали рыбака, засидевшегося с удочкой на бульваре.

Сапунов: Каких жанров, на ваш взгляд, сегодня не достает азербайджанской журналистике?

Исмайлова: Не хватает публицистики, поднимающей социальные темы. Не хватает журналистских расследований. А ведь это очень интересный, хотя и очень опасный жанр, потому-то его и нет. Ведь, проводя расследование, ты неминуемо наживаешь себе врагов, порой очень могущественных.

Сапунов: Вы работали в разные эпохи — в «оттепель», в «застой», в «перестройку», в 90-е, в XXI веке... Когда работать было интереснее и когда работать было свободнее?

Исмайлова: Во времена «Далги». Тогда свобода слова просто зашкаливала. Помню, как для нас открывали архивы КГБ и я с ужасом узнавала подробности репрессий, понимала, что наравне с множеством «палачей» было огромное число «стукачей», оговаривавших соседей, коллег, родственников... Вы знаете, с возрастом я поняла, что все режимы чем-то похожи. Всегда есть просто люди — злые или добрые.

Сапунов: Вас увольняли когда-нибудь?

Исмайлова: Да…только программу «Далга» закрывали шесть раз! Из профессии изгоняли несколько раз... Ползучая опала за мной словно всю жизнь ходит. С киностудии меня выживали. На телевидении — на самом пике популярности программы «Далга» — мне заявили, что я не вписываюсь в формат, и предложили написать заявление «по собственному желанию». Я отказалась, но мне пригрозили устроить неприятности моему мужу, и я сразу же ушла... Однако я вам хочу сказать, что все эти проблемы не связаны с режимом, эпохой или, скажем, с национальностью. Зависть, подлость и другие отрицательные свойста людей одинаковы в разные времена.

Сапунов: Какой была ваша свадьба?

Исмайлова: Ах, какая замечательная у нас была свадьба! Студенческая! В Москве! Единственными «взрослыми» людьми там были родители Расима. Моя свекровь переживала, что я одета в платье (кстати, купленное по талону в салоне для новобрачных), — легкое, полупрозрачное, на бретельках. Она накинула на мои плечи зеленую шерстяную шаль,  мол, прикройся... Вот вы говорите, «пик». Наверно, самым пиком у меня была вся жизнь с Расимом. Сколько мы путешествовали! США, Англия,  Мексика, Италия, Югославия... Помню, как мы, посмотрев потрясающую премьеру мюзикла «Иисус Христос — суперзвезда», всю ночь гуляли по Лондону, переполненные впечатлениями. Хорошая жизнь была… Довольна ли я  жизнью сейчас? Наверное, да… я живу в гармонии с собой и с окружающим миром..

Сапунов: Какое участие вы принимали в фильмах, над которыми работал Расим Исмайлов?

Исмайлова: Самое активное.  Кстати, первая совместная работа — «Деде Коркут» (режиссер Тофик Таги-заде, автор сценария — Анар, — Ред.), он был оператором, а я дебютировала в качестве редактора. И так далее…

Сапунов: А после еще были режиссерские работы Расима-муаллима — «Лев ушел из дома», «Асиф, Васиф, Агасиф», для последнего вы написали сценарий. Пожалуй, именно с вашими именами — Расима и Надежды Исмайловых — прежде всего связаны мои воспоминания об азербайджанском детском кино.

Исмайлова: Еще был фильм «Только остров не возьмешь с собой», который мы сделали с Гюльбяниз Азимзаде. Это был мой сценарный дебют. Мы тогда выиграли Всесоюзный Гран-при, обойдя даже фильм «Приключения Электроника». С «Островом» связана забавная история. Мы с Расимом поехали в ГДР. Там знакомая немка вдруг звонит и говорит, что по западногерманскому телеканалу идет наша картина «про остров». Я включила телевизор и увидела, как мои герои бойко общаются на хорошем немецком (смеется). После на московском Центральном Телевидении я спросила знаменитую Тамару Огородникову, директора студии-заказчика: «Тамара Георгиевна! Пусть вы не выплачиваете нам деньги за прокат в других странах, но просто сообщить, что ФРГ купила наш фильм, можно же было! Хотя бы для морального удовольствия!»  Она подняла документы с международных теле-ярмарок. Представьте, наш фильм купили все северные страны: Германия, Швеция, Дания, Финляндия, Норвегия и так далее. А южные почему-то не купили.

Сапунов: Вы были знакомы с берберовскими львами?

Исмайлова: Конечно! Помню, как Кинга Второго возили на съемку в специальном УАЗике, помню, как возвращаясь домой, он резво взбегал к себе на второй этаж — знал свой дом. А первый Кинг из  «Невероятных приключений итальянцев в России» был похоронен на даче нашего друга — детского писателя Юрия Яковлева.  Собственно наш  лев-бакинец и был прототипом его повести «Лев ушел из дома». И как-то раз мы гостили у него на Красной Пахре. И  Юрий Яковлевич провел нас в уголок сада, к могиле льва. «Деда, — вдруг спросила писательская внучка 3-летняя Настенька. — Не пойму, почему Лев Толстой похоронен у нас на даче?»

Сапунов: Что самое трудное при работе в детском кино?

Исмайлова: Расположить к себе детей. Расиму это всегда удавалось. Я очень любила приходить на кастинг и смотреть, как он общается с ребятами, сказки рассказывает, чуть ли не фокусы показывает... Когда закончили фильм «Асиф, Васиф, Агасиф» всех снимавшихся в картине детей привели в директорский зал киностудии на просмотр. В самый разгар сеанса Рамин Асланов, исполнитель роли Васифа, вдруг спрашивает: «Мы их видим! А они нас видят?» Разве такой вопрос взрослому человеку придет в голову?

А еще с детьми трудно работать профессиональным актерам, потому что приходится здорово потрудиться, чтоб достигнуть детского уровня органичности, непосредственности.

Сапунов: В 1990-е годы Расим Исмайлов собирался снять фильм «Миллионер», посвященный Гаджи Зейналабдину Тагиеву, по вашему сценарию... Что стало с этим проектом?

Исмайлова: Это очень печальная история. Это был частный заказ, но спонсор-заказчик обанкротился и картину закрыли. А ведь Расим три года готовился к съемкам, сценарий тоже хвалили... Дорогой проект. Может, поэтому он сейчас тоже никому не нужен.

Сапунов: На «Kultura Plus» вы тоже собирались делать документальный фильм о Гаджи Зейналабдине Тагиеве...

Исмайлова: Да, мы хотели снять телевизионную программу «Неоконченный роман», где рассказали бы о неслучившихся съемках фильма «Миллионер» и об истории любви Тагиева с Софьей Араблинской. Это, надо сказать, одна из великих историй! Я вообще когда-то делала цикл статей про истории любви знаменитых азербайджанских пар. Не понимаю, почему наши киносценаристы сегодня не обращаются к этим темам. Ведь такие запасы сюжетов! К примеру, история жизни и любви выдающегося азербайджанского геолога Ашрафа Ализаде, который три раза женился на одной и той же женщине.

Сапунов: А фильм про Тагиева будет?

Исмайлова: Надеюсь… Вот недавно мы сделали фильм памяти Максуда Ибрагимбекова «Максуд навсегда»,  который был очень хорошо принят, имел широкий резонанс.

Сапунов: Если б у вас был свой телеканал со всем необходимым, какую специализацию вы ему определили б, какие программы запустили бы в перую очередь?

Исмайлова: Канал я бы посвятила замечательным азербай-джанцам XX и XXI века. Потому что были и есть потрясающие люди — та корневая система, на которой держится нация. Надо почаще к ним обращаться. Дело не в ностальгии… Иногда прошлое — поразительный заряд к жизни, мотив для развития. И я сейчас снимаю программы именно о таких людях.

Редакция благодарит Nobel Oil Club  за помощь в организации съемки