СообществоFashionBeauty-LabКультураLuxury TV Журнал
Главная   >   Культура   >   Музыка
Юрий Башмет. Мысли вслух
Эксклюзивное интервью с прославленным музыкантом. Ретроспектива Boutique Baku
Просмотрено:1239

Выписывать регалии перед именами известных людей – активно действующая привычка. Но в случае с Юрием Башметом приходится отступать от правил: уж слишком длинным получается перечень заслуг этого выдающегося музыканта и человека. Но одну из многочисленных наград, возможно, далеко не самую престижную, но, пожалуй, самую человечную, назвать, все же, хочется. А звучит она так: «За профессиональную честь, достоинство и почетную деловую репутацию». Башмет невероятно обаятелен, легко увлекается  интересной беседой, прост в общении, имеет очень стойкий иммунитет к «звёздной» болезни. Разговор с Юрием Абрамовичем, позволяющий  проникнуть в тайный мир мыслей и чувств этой уникальной личности, доставляет истинное удовольствие.

Исполнитель и время 

Может ли исполнитель остаться в стороне от движения жизненных процессов? Конечно же, нет. Но информация, заложенная гениями, независимо от эпохи, в которую они жили, — сильнее и современнее своего времени.  Главное в интерпретации произведения — проникнуть в менталитет автора, понять строй его мыслей, уметь прочесть «между строк». Задачи, поставленные композитором, определяют многое, вплоть до изменения или нового отношения к возможностям инструмента. Так, работы Страдивари стали лидирующими из-за громкости звука — значит, созрела необходимость в большей динамике звучания. Мстислав Ростропович мечтал создать новую модель смычка с более широкими возможностями, облегчающими некоторые приемы исполнения на виолончели. Не знаю, успел ли, но шпиль своего инструмента он точно изменил. Казалось бы, всего лишь деталь, но важная для исполнителя.

История доказала, что сама музыка с ее бесконечным образным богатством и само время со своими требованиями вносят коррективы, заставляют порой, обновлять идею музыкального инструмента. Как-то в Италии мы играли концерт с участием Сергея Крылова. Специально для этого выступления привезли (в сопровождении полиции) скрипку Страдивари. Конечно же, полный успех, восхищение инструментом, его неповторимым звучанием.

Буквально, через месяц с той же программой мы выступали в другой стране. Весь мой оркестр, а здесь собраны сильные профессионалы, продолжал восхищаться исполнителем и звучанием инструмента, думая, что Сергей играет всё на той же скрипке Страдивари. Никто даже предположить не мог, что в данном случае у Крылова в руках был инструмент работы его же отца  — скрипичных дел мастера. Настоящее искусство вне времени и вне «штампов».

Исполнитель и композитор

Среди общепризнанных авторов с мировыми именами есть те, произведения которых я не стремлюсь исполнять. Надо ли говорить о таланте и мастерстве Хиндемита, который был замечательным композитором и сам играл на альте! Но это не мое. Как дирижер до сих пор не прикасаюсь к музыке Брукнера. Просто меня его творчество не увлекает. 

Но бывают и другие ситуации. Один из композиторов попросил меня о встрече — хотел лучше узнать приемы исполнения на альте. Я подробно ему все объяснил. Но в готовом сочинении он так и не использовал самого главного из того, что я говорил. В результате получилась виртуозная музыка для фортепиано, но никак не для альта. Я сыграл произведение один раз и, принципиально, больше к нему не возвращался. А через несколько лет услышал его в другом исполнении — вроде, ничего.

Конкурсы. Победы?

Несправедливые победы на конкурсах? Стараюсь, чтобы их не было. У каждого члена жюри есть (или должна быть) музыкальная совесть. 

На одном из конкурсов победителем стал молодой исполнитель из Нижнего Новгорода. Уже позже он рассказал свою предысторию. Оказалось, что его серьезно отговаривали от участия в моем конкурсе, так как «только ученики Башмета или студенты Московской консерватории могут стать победителями». Своими сомнениями молодой музыкант поделился со своей супругой, которая посоветовала: «Никого не слушай. За 30 долларов (сумма взноса) тебя услышат и узнают». Так, он прошел первый тур, затем второй, третий и… победил.

В настоящее время этот молодой музыкант работает в оркестре у Гидона Кремера, а хороший инструмент он получил из моего Фонда. Успешное участие в конкурсе открывает большие перспективы. Главное, чтобы музыканту, выходящему на сцену, было о чем «говорить».

Характеры

Мне приходилось играть со многими замечательными музыкантами, блестящими оркестрами. У каждого исполнителя свой характер, свое видение произведения, но профессионалы должны уметь говорить на объединяющем их языке музыки. От этого умения многое зависит.

В Японии мне довелось музицировать с императрицей. Казалось бы! Но, что для меня императрица, если я неоднократно играл с императором фортепиано Рихтером! И все же я испытывал некоторый комплекс, не хотелось «наступить» на Ее Высочество. То же самое ощущал, играя Квинтет для двух альтов Моцарта совместно с её сыном, владеющим альтом.

С высоты своего большого исполнительского опыта уверенно могу сказать, что в музыке не до чинопочитательства!

В чем успех Юрия Башмета?

В отсутствии безразличия — вот и все. А иначе невозможно. Я порой чувствую, идущее от оркестрантов сопротивление. Точно знаю, что происходит такое совсем не потому, что они ко мне плохо относятся. Сказывается накопленная усталость от переездов, постоянных концертов, многочасовых репетицией. Порой занимаемся целый день с остановкой только на чаепитие, перекур. В какой-то момент открывается второе дыхание, затем третье...

Возможно, прозвучит цинично, но наемный труд (имею в виду оркестрантов) предполагает требовательность работодателя и полную отдачу другой стороны. Простая читка нот мне не нужна. Оркестрант не должен ориентироваться только на дирижера и на своих коллег. В исполняемом произведении есть масса видимых и невидимых, на первый взгляд, сложностей, поэтому каждый участник оркестра должен самостоятельно пройти через «черновую» работу, собрать всю партию, привыкнуть к тому, что нет лимита на количество репетиций. Необходим ориентир на успех, и результат не заставит себя ждать.

Постоянство

Это понятие подвластно времени — «все течет, все меняется». Моя прическа? Когда-то из-за неё приходилось даже оказывать некоторое сопротивление, так как с такой вольностью серьёзно боролись. А я в то время уже начинал играть со Святославом Рихтером, который, с присущей ему деликатностью, однажды сказал: «Я вообще-то не люблю, когда у мужчин длинные волосы, но сейчас у тебя ничего. Только не надо длиннее». Одно время весь мой оркестр ходил с длинными волосами. Теперь кто-то полысел, кто-то постригся — прошло немало времени.

Габала

Я с радостью принимаю приглашение на участие в Габалинском фестивале, который дает возможность не только творческого, но и дружеского общения. С каждым фестивалем расширяется список иностранных исполнителей, тем самым происходит его выход на широкую арену. Было бы замечательно осуществить презентацию этого фестиваля в столице какого-то другого государства. Подобная практика существует и имеет самые положительные результаты. А Габалинский фестиваль по своему качеству уже более, чем достоин такого внимания. Габала становится одним из центров музыкального искусства, и это большое достижение страны! 

Текст: Рая Аббасова
Фото: Халид Зейналов