СообществоFashionBeauty-LabКультураLuxury TV Журнал
Главная   >   Культура   >   Esse Homo!
Классики о любви
Откровения Анара Рзаева и Земфиры Сафаровой
Просмотрено:2498

Если вам интересно узнать, что представляет собой любовь вне времени и вне границ, тогда прочтите откровения одной из самых знаменитых семейных пар Азербайджана — народного писателя Анара (Рзаева) и ученого-музыковеда, академика Земфиры Сафаровой, справивших недавно свою «золотую» свадьбу.

Пересечения

А.: Они могут быть непредсказуемыми, случайными, но при этом определить судьбу человека или коренным образом изменить ее. Оглядываясь в прошлое, я начинаю верить, что наш союз с Земфирой был предопределен свыше. В нашей жизни было множество совпадений: жили мы по соседству, учились в одной школе, в одном классе знаменитой в то время Бюль-бюлевской школы. С юных лет нас объединяли духовность, живой интерес к культуре, позволившие строить наши отношения на большом уважении друг к другу.

С моей стороны это была любовь с первого взгляда, если так можно говорить о чувствах первоклассника. Я хорошо помню тот день, когда, впервые переступив порог класса, сразу заметил красивую девочку, и как-то невольно промелькнула мысль: «Она будет моей женой». Возможно, многие скажут, что так не бывает, а вот в моем случае все так и было. 

В выпускном классе я решил раскрыть ей свои чувства. Хорошо помню: это было 5 июня. Услышав мое признание, Земфира, смутившись, ничего не ответила. Я промучился три дня. Наконец, не выдержав, 8 июня позвонил ей и попросил встретиться. В этот день я услышал долгожданное «я согласна!». Вернувшись домой (я жил в то время у своей тети), счастливый и довольный, я «увековечил» судьбоносную дату на обоях квартиры. Это был один из самых счастливых дней моей жизни, подаривший любовь необыкновенной девушки.

З.С.: Первое появление Анара в нашем классе невозможно забыть. Мы уже все сидели за партами (было 15 сентября), но тут вошел мальчик в сопровождении матери. На руке у него были, как тогда мне показалось, огромные часы, вызвавшие у всех детей интерес и удивление: часы у школьника, да еще первоклассника, — по тем временам невиданное дело. Этот мальчик и был Анар, который до конца занятий так и не отпустил свою маму, и ей пришлось все уроки просидеть за тесной партой первоклассника.

В то время девочки, практически, не общались в классе с мальчиками. В разговорах между собой мы заменяли их имена на «o adam» («тот человек»). Помнится, нам задавали огромные задания по физике, приходилось тратить много времени на подготовку к уроку. А Анар перед этим уроком, как правило, спрашивал: «Что задал Азиз муаллим?». Узнав задание, на перемене открывал учебник и умудрялся отвечать лучше всех. Честно говоря, мы думали, что он все учил дома, и перешептывались: «O adam yenə özünü göstərir» («опять себя показывает»). То же было и на физкультуре, когда раздавался его клич: «Mən tək, siz hamınız» («Я один против вас всех»). Но со временем все мы убеждались в его неординарных способностях.

В школе я была активисткой, входила в состав комсомольского комитета. Когда Анар решил поступить в комсомол, то я задала ему вопрос на «засыпку», предложив назвать главу компартии Румынии. Позже он с юмором вспоминал этот эпизод.

Свадьба без подарков

А.: Наш брак с Земфирой был вполне предсказуем: в Баку «все тайное» быстро становится явным. Свадьба состоялась в ресторане «Дружба». Было приглашено около 400 человек (для того времени это огромная цифра). Об этом событии долго говорили, так как мой отец (народный поэт Азербайджана Расул Рза — ред.) хотел избежать «ярмарки тщеславия» и объявил свадьбу без подарков. Он надеялся, что его решение заставит многих пересмотреть свои взгляды на эту проблему, но ошибся. 

З.С.: Наша свадьба была красивой и необычной. Фату я украсила красным цветком, привезенным из Китая. Анар был подчеркнуто элегантен. Спустя ровно 50 лет с того дорогого для нас дня, 27 января 2012 года, мы праздновали «золотую» свадьбу. Трудно описать чувства, когда мы увидели, с какой любовью наши дети и внуки организовали нам этот праздник. Было много приятных сюрпризов, и даже выпущен юбилейный альбом «50 illik nagıl».

Говорят, мы прекрасно выглядели. На Анаре был смокинг — мой подарок, а я была, как кто-то пошутил, «sarı gəlin» — в золотом платье, с украшением, подаренным мне в этот день супругом.

Быть первым

А.: В чем я первый? В своей семье, но это не диктат, а уважение со стороны супруги и детей. 26 лет я возглавляю Союз писателей Азербайджана. Со всей откровенностью могу сказать, что руководить творческой организацией — очень и очень нелегкое дело, затрачиваются нервы и здоровье.

Говорить о себе мне всегда трудно. Есть, конечно, люди, которые приписывают себе чужие заслуги и первенство, изобретая заново «велосипед», но это не в моих правилах. Обо мне пусть говорят другие.

Но если вам интересно, то наш первый фильм, который мы посмотрели вместе в кинотеатре «Баку»,— «Возраст любви» с замечательной Лолитой Торрес в главной роли. Позже на месте этого кинотеатра возвели жилой дом, где ныне располагается квартира-музей Ниязи.

З.С.: Когда мы впервые пошли с Анаром в кино, по дороге я подвернула ногу, и у меня сломался каблук. Мне пришлось вернуться домой, чтобы сменить обувь. Этот эпизод попал в фильм «День прошел», который был снят по сценарию Анара. Есть в этом фильме и другие параллели с событиями нашей молодости, но, к счастью, у нас все завершилось благополучно. 

С позиции своего возраста и известных заслуг могу сказать, что в творчестве и науке общепризнаны приоритеты ряда моих научных исследований. Во всем этом огромный труд, волнения, здоровье, но я счастлива, что мои усилия не пропали даром. Мои труды изданы, переведены на иностранные языки, они востребованы и оценены. Что может быть желаннее для ученого!

Совместные проекты

А.: Нас с Земфирой объединяет многое, в том числе музыка и особая любовь к творчеству Узеира Гаджибейли и Кара Караева. Частично мои музыкальные интересы и пристрастия я воплотил в фильме «Аккорды долгой жизни». Я рад, что многие кадры фильма снимались в Шуше с привлечением гарабахских певцов, среди которых был и Гадир Рустамов. Теперь все это стало историей.

З.С.: На протяжении всего творческого пути я постоянно обращаюсь к наследию Узеира Гаджибейли. Но и в жизни Анара эта личность оставила неизгладимый след. Свой фильм «Аккорды долгой жизни», посвященный Узеирбеку, Анар снимал в Шуше. Это был сложный период в жизни Анара, потерявшего тогда любимых родителей. Но он нашел в себе силы снять такой оптимистичный фильм.

Несколько позже Московское издательство предложило нам написать совместно книгу-монографию об Узеирбеке для серии ЖЗЛ. Было горбачевское время. Анара избрали депутатом, он жил в Москве. Свою часть работы я написала, а у него на это не хватало времени. Но перед памятью Гаджибейли мы не остались в долгу: Анар написал предисловие к гаджибековской энциклопедии, ряд статей, посвященных творчеству нашего классика, снял фильм. А за мной, благодаря многочисленным исследованиям творчества композитора, закрепилось почетное звание «гаджибековед».

Схожесть и различия

А.: Мы оба трудоголики, для нас работа — одна из главных радостей жизни, а вернее, спасение. По своей природе я расположен к депрессии. И вот тут-то и приходит на помощь работа. Такое качество есть и у Земфиры. Покой ей тоже противопоказан.

У моей жены удивительно крепкая память, так необходимая для писателя. Она всегда помнит, где мы были, что на нас было надето, с кем и о чем говорили. Иногда я пользуюсь этим ее ценным качеством, чтобы внести воспоминания в свои тексты.

З.С.: Знаменитые слова Ромена Роллана «Вся радость жизни в творчестве» как нельзя лучше характеризуют нас обоих. Меня больше радует сам процесс работы, чем его завершение. Не хочется ставить заключительную точку. Конечно же, изданный труд доставляет удовольствие, но вызывает и беспокойство: «А что дальше?». Когда в 2000 году в Баку было сильное землетрясение, из домов люди выбегали с сумками, свертками. Анар же вышел, неся папку с рукописями своего незавершенного романа. Его жизнь — в его работе.

С творческим человеком жить нелегко. Часто создается впечатление, что для него, в первую очередь, существует работа, а потом и мы в придачу. А вот у меня на первом плане всегда Анар и дети. Хотя, как мне сказали по секрету, Анар так не думает, считает, что работа для меня важнее всего остального.

Видите, какой парадокс: с одной стороны, контрасты, с другой — полная гармония. По гороскопу мы близнец и рыба — полное несовпадение, а столько лет вместе! Часто угадываем мысли друг друга, не переставая удивляться: «Откуда ты знаешь, что я об этом подумал (-а)?»... Когда у нас выходят книги, первые экземпляры с автографом мы обязательно дарим друг другу. Я уже давно не представляю себя без Анара.

«Флюгерство»

А.: Фарисейство не воспринимаю, не люблю конъюктурщиков, двуличных людей. Для меня важно оставаться во всех ситуациях самим собой. Было время, когда многие, в угоду общественной обстановке, отвернулись от Гейдара Алиева. В тот сложный период, когда Гейдар Алиевич был в опале, я позвонил к нему и пригласил на съезд писателей. Он принял участие в работе съезда. Позже, став президентом (в одном из своих выступлений), вспомнил этот факт, отметив, что писатели, в трудное для страны время, оказались гораздо надежнее многих чиновников, бывших рядом с ним... Порядочность — великое качество, которое иногда и мешает, но дает возможность относиться к себе с уважением. И я счастлив, что мою позицию в этом вопросе полностью разделяет Земфира, чья бескомпромиссность и принципиальность, в самом хорошем значении этих понятий, неоднократно доказывались.

З.С.: В жизни и творчестве необходимо крепко стоять на своих позициях, если они имеют положительную направленность и позволяют оставаться честным и перед собой, и перед окружающим тебя миром.

Я совершенно точно знаю, что Анар с чистой совестью может подписаться под всеми своими сочинениями, независимо от того, когда они были созданы. Он никогда не изменяет своим принципам, честен и справедлив во всем. Достаточно сказать, что около 30 лет Анар возглавляет Союз писателей Азербайджана и с успехом справляется с этой ответственной должностью. Анар как-то пошутил: «Я не Моцарт, а почему вокруг меня так много Сальери?» За этой шуткой скрывается большая проблема, мешающая порой спокойно жить и работать. 

В нашем семейном архиве хранятся письма, которые в разное время мы писали друг другу. Я люблю их перечитывать, они по-прежнему волнуют меня своей искренностью. Порой я смотрю на Анара, и кажется, что время переносит меня на десятилетия назад: я вижу юношу, который всегда выделялся своим аристократизмом, особым шармом. В такие минуты меня охватывает легкая грусть, которая быстро уступает место какой-то особой теплой радости. Мы состоялись в профессии, у нас дружная семья: дети, которые нашли себя в этой жизни и радуют своими успехами, подрастают внуки. Жизнь идет своим чередом. А нам с Анаром удалось сохранить молодость души и нашу любовь, дарованную свыше. 

Текст: Рая Аббасова
Фото: Хабиб Самедов