СообществоFashionBeauty-LabКультураLuxury TV Журнал
Главная   >   Культура   >   Esse Homo!
Перекресток любви
История Таира и Варвары Салаховых
Просмотрено:3870

Человечество во все времена своего существования искало ответ на вечные вопросы: что такое счастье, любовь, дружба и т.д. Изощренным, надуманным формулировкам обычно противопоставляются расшифровки этих понятий простыми, подобранными на основе собственного опыта, словами.

«Любовь — это состояние души. И те, кто испытал или испытывает это состояние, — счастливые люди». Или: «Любить — значит, перестать сравнивать». Эти два мнения принадлежат супружеской паре, прожившей в согласии и взаимопонимании уже почти 33 года. Таир Салахов — всеми любимый художник и его супруга Варвара Салахова — в прошлом солистка знаменитого Ансамбля танца И. Моисеева. Мы намеренно упустили из текста огромный перечень званий и наград Таир муаллима, потому что Любовь оценивает людей по своим меркам. Она приходит к ним безрассудной, головокружительной или зрелой, безошибочной и вечной.

Пересечения

В. С. Неожиданные встречи предполагаемы для людей творчества. Об этом я знаю по собственному опыту. Наши пути с Таиром Теймуровичем неоднократно пересекались, когда мы были ещё едва знакомы, во время многочисленных творческих поездок: в Румынии, Германии, Чехословакии и других странах мира.

Интересный случай произошел в Чехословакии, где в 1979 году проходили гастроли нашего ансамбля и, одновременно, художественная выставка, на которой экспонировались работы Салахова. На один из наших концертов пришел Таир. Он сидел в театральной ложе вместе с космонавтом Губаревым. Увидев со сцены Таира, я помахала ему рукой. «Видишь, Таир, меня люди со сцены узнают!» — довольным голосом произнес космонавт.

Муза

Т. С. Среди моих работ есть триптих, в центре которого изображен Сальвадор Дали, окруженный, с одной стороны, Галой-Вдохновением, с другой — Галой-Музой. Такое «раздвоение» вполне объяснимо: Гала — целый мир для Дали, она рождала в нем новые идеи, образы, вдохновляла на новые художественные открытия. По отношению к собственной Музе надо быть молчаливым, так как могут «сглазить». Но с вами буду откровенным. Моя Муза — Варенька. Уже 33 года мы вместе, и ни разу она не обратилась ко мне на «ты». В этом проявляется её высокая интеллигентность и, как я чувствую, уважение ко мне.

Варенька — человек талантливый, организованный, обязательный. От нее не устаешь: она всегда корректна, предупредительна, внимательна к людям. И это у нее от природы — сказывается богатая родословная, берущая своё начало от царя Иессея (правящего в Восточной Грузии с 1714 по 1727 годы) и его знаменитых потомков, в том числе князя Багратиона. Варя — постоянный источник моего вдохновения. Я неоднократно писал её портреты, один из которых переложил на ковер. В этих работах отражены моё с Варей время, наши отношения, чувства. Она — преданный, надежный человек, и я очень ценю эти качества, стараюсь относиться к ней с той же предупредительностью. Быть рядом с любимым человеком — значит «смотреть» с ним в одном направлении.

Художники – народ особенный

В. С. В 1973 году я работала в летнем театре в Барселоне. На один из концертов, держа на цепи тигренка, пришел Сальвадор Дали. Он сел в первом ряду. У него был только один ус. Таир нарисовал великолепный триптих — Дали с его блестящей музой Галой, которыми он не перестает восхищаться. Работы Салахова — настоящее таинство. В этот мир кроме него самого войти никто не может. УспехТаира завоёван не только талантом, но и большим трудом. Я не перестаю удивляться Таиру. Рано столкнувшись с жизненными трудностями, он сохранил доброе, отзывчивое сердце и всегда готов прийти на помощь людям. С ним безумно интересно жить. Он талантлив и талантлив во всем: прекрасно готовит, фотографирует, танцует. Я люблю с ним танцевать, он великолепно чувствует музыку и как всегда удивительно галантен, внимателен. Я всю жизнь разговариваю с ним на «Вы», а его «ты» воспринимаю как проявление дружбы, как отеческую заботу о близком и родном для него человеке.

Таир для меня самый лучший. Если любишь — люби таким, какой есть.

Награды

Т. С. В 1938 году мой отец был репрессирован. На этом фоне пробить себе дорогу было очень и очень сложно. Но судьба была ко мне благосклонна, и моя мечта стать художником сбылась. Моё творчество отмечено многими высокими наградами, каждая из которых имеет огромное значение для меня — в них мой труд, моя безграничная любовь к искусству. Но особую значимость имеет Орден Гейдара Алиева, который был вручен мне по случаю 80-летнего юбилея. В Азербайджане только два человека отмечены этой престижнейшей наградой. Орден за №1 был вручен президенту Ильхаму Алиеву. Затем этой наградой были отмечены главы ряда зарубежных государств. Я получил орден за №6, и очень этим горжусь.

Баку

В. С. В 80-х годах, когда я впервые появилась в Баку в качестве супруги Таира Салахова, к нам был проявлен повышенный интерес. Хорошо помню один из первых таких дней, когда мы пришли на концерт и стали центром всеобщего неприкрытого внимания.

Именно в тот момент, когда я уже начала чувствовать некоторую неловкость, меня пригласила подойти супруга Гейдара Алиевича — Зарифа-ханум и стала расспрашивать о моих творческих делах. Я по сей день признательна памяти этой удивительно тонкой женщины, оказавшей мне в тот момент внимание, благодаря чему было снято возникшее напряжение. Такое отношение для меня очень ценно.

Патриот

В. С. Таир не представляет своей жизни без Азербайджана. Где бы мы ни были, всегда возвращаемся в Баку. Даже в напряженные годы, когда у власти был Народный фронт, мы жили в Нардаране. Местное население с большим уважением относится к Таиру Салахову. Они приходят к нему за советом или просто пообщаться, многим из них Таир оказывает помощь и поддержку. Свою мастерскую, со всеми картинами, уникальными коврами, архивом, Таир передал в дар республике, родному городу. «Когда даришь, — это приятно. Пусть останется людям», — уверенно произнес он, и я его поддержала в этом решении. Это была акция доброй воли, вызвавшая большой резонанс. Теперь в Ичеришехер есть Дом-музей Таира Салахова, открытие которого состоится в скором времени.

Главное лицо культуры Азербайджана

Т. А. Это Вы обо мне? Я так не думаю. Просто стараюсь быть полезным республике. Если проявлять инициативу, то обязательно будешь востребован. В этом вопросе одностороннего движения быть не должно.

В Азербайджане происходит так много интересного, нового! Быть в стороне невозможно. Взять, к примеру, Музей современного искусства, с экспозицией которого я внимательно ознакомился. Еще совсем недавно огромное преимущество имело старшее поколение художников. Теперь само слово «современное искусство» подразумевает творчество молодых.

Соцреализм многое диктовал в наше время, поэтому целая плеяда талантливых художников осталась в стороне, была не понята. И то, что работы большинства из них стали доступны широкой общественности, избавлены от забвения, — это настоящий подвиг, достойный всяческого восхищения!

Главное, что в нашей стране есть преемственность, которая не обрывается, а все больше и больше укрепляется в своих связях. Такое стало возможным благодаря огромному вниманию к национальному искусству со стороны руководства государства, Фонда Гейдара Алиева, ведущих организаций по культуре.

Творчество

Т. С. Одна из последних начатых работ — портрет народного писателя Азербайджана Анара. Ранее я написал портрет его отца — замечательного поэта Расула Рзы.

Анар — это целый мир. Рисовать его можно без конца, он хорошо позирует: уходит в свои мысли, сопереживает. Скоро начну работать на большом полотне, «окунусь» в мир Анара.

В. С. То, что я стала танцевать, возможно, заложено в моих генах. Хотя моя мама не стала профессиональной танцовщицей, но ей посчастливилось заниматься у Айседоры Дункан. В группе было 15 девочек и 1 мальчик — сын Луначарского. Мама рассказывала, что видела Сергея Есенина, который заезжал за Дункан.

Меня часто спрашивают, почему я выбрала народное отделение, а не классический балет? Все дело в Ансамбле танца Игоря Моисеева. Это любовь с первого взгляда и на всю жизнь.

Когда я, наконец, попала в этот ансамбль, для меня не было большего счастья! Но чтобы работать в хорошем коллективе, надо заниматься с утра до ночи, и я была готова к этому. Наш ансамбль объездил много стран. Легче сказать, где мы не были! Успех был грандиозный, а иначе и быть не могло. Моисеев был на редкость требовательным и бескомпромиссным в профессиональных вопросах. Сколько было впечатлений, волнений! Когда мы выступали в Метрополитен-опера в Нью-Йорке, кто-то из зала бросил на сцену устройство со слезоточивым газом. Но мы продолжали танцевать: страх перед Моисеевым взял вверх над всем остальным.

Друзья

В. С. Наш дом открыт для друзей, здесь часто происходят интересные встречи, бывает много знаменитых людей. Некоторые из них попадают в наш дом случайно, но мы всегда рады гостям. Однажды после очередного просмотра фильмов одного из Московских кинофестивалей к нам домой, по приглашению Таира, приехали человек 30. Среди них были Роберт де Ниро (председатель жюри) с дочерью, Фредерико Феллини с супругой Джульеттой Мазини, Настасья Кинских и многие другие деятели мирового кинематографа. В нашем «запаснике» практически всегда имеются пельмени (около 1000 штук), которые с помощью Таира я делаю по-азербайджански. Они-то нам и пригодились. А когда великая актриса Настасья Кинских поняла, что у меня нет помощницы по дому, она стала вместе со мной носить тарелки на кухню, и это было как-то по-домашнему просто и тепло.

На 80-летие Таира в Баку из Франции приехали всемирно известный кутюрье Пьер Карден, президент Французской Академии художеств Арно Д`Отрив, сын немецкого коллекционера Ленца и многие-многие другие знаменитости. Но главное, Таир распахнул двери своей мастерской настежь для народа. Сколько людей побывало в этом любимом нами доме за несколько дней, сколько теплых слов и добрых пожеланий было сказано в его адрес! И это прекрасно, так как говорит об отношении народа к Таиру Салахову, о положительном восприятии его творчества.

Индивидуальность

Т. С. У Вари свои требования, своё отношение к стилю и форме. Навязывать своего мнения ей нельзя, но к советам она может прислушаться. Варя обладает потрясающим умением из 1000 вещей выбрать одну, но именно ту, которая ей подойдет так, будто специально для неё сделана. И никогда ничего лишнего Варя не приобретёт — у неё свои сложившиеся требования.

В. С. Я полностью доверяю вкусу своего супруга, ценю его мнение. У нас нет пристрастия к брендам. Мне близок английский стиль, люблю брючные костюмы и вещи, близкие к Серебряному веку. Главное — не утратить своей индивидуальности.

Взаимное внимание

В. С. Всегда стараемся дарить друг другу полезные подарки, чтобы они приносили радость. Часто преподносим друг другу цветы и всегда разные. У Таира есть целая серия картин с нашими букетами. Таир молод душой, сердцем, обладает светлым мироощущением. Жизнь часто ставит перед людьми разные сложности, а мы преодолеваем их вместе. И я счастлива, что рядом со мной надежный друг и прекрасный человек.

Т. С. Подарки должны быть оригинальными. Вот, например, на Западе в музеях часто продают имитации изделий, представленных в экспозиции. Я всегда покупаю для Вареньки понравившуюся мне вещь и затем перекладываю ее на подходящий благородный металл. Варя любит покупать цветы, что находит отражение в моем творчестве.

Мысли вслух

В. С. За десятилетия совместной жизни у нас, к счастью, так и не появилась привычка в отношениях. Мы постоянно открываем друг в друге новые грани, и это несказанно радует. А разве постоянное обновление не есть молодость? 

Моя жизнь посвящена творчеству и здоровью Таира — это для меня главное.

Т. С. Иногда мы с Варей сидим и просто разговариваем. Каждый из нас невольно думает: быть может, это самые счастливые минуты нашей жизни? И мы понимаем, как важно дорожить этим временем, и как прекрасно прожить долгие годы рядом с человеком, не обидев его ничем. 

Текст: Рая Аббасова
Фото: Раван Багиров