СообществоFashionBeauty-LabКультураLuxury TV Журнал
Главная   >   Культура   >   Esse Homo!
Ветеран Великой Отечественной
Наша ретроспектива. История Фатимы-ханум Саттаровой
Просмотрено:1814

В рамках юбилейной ретроспективы мы продолжаем публиковать лучшие материалы разных лет.

Дорогие сердцу воспоминания… У каждого из нас они свои. С годами что-то забывается или отодвигается на «второй план». Но в «книге» нашей памяти есть страницы, содержание которых никогда не утрачивает своей волнующей притягательности. В этих воспоминаниях – наша жизнь с ее печалями и радостями, разочарованиями и надеждами.

Для Фатьмы-ханум Саттаровой, как и многих ее современников, переломным моментом биографии стала война, названная Великой Отечественной. На долю этого поколения пришлось много испытания, но они выдержали, выстояли и победили.

Сегодня, беседуя с этой удивительной женщиной, сохранившей оптимизм, несмотря ни на какие перипетии судьбы, понимаешь, что жизнь, действительно, прекрасна, что сила воли и мужество человека, его стремление воспринимать окружающую действительность во всей ее полноте и многообразии, не имеет границ.

«Я довольна своей судьбой, – делится своими чувствами Фатьма-ханум. – Высшая сила наградила меня хорошими родителями, любящим, заботливым мужем. У меня четверо детей, 11 внуков, 15 правнуков – это самое главное мое богатство. В конце прошлого года президент нашей страны выделил мне, как участнику войны, просторную, отремонтированную и даже частично обставленную квартиру. Это был подарок государства к моему 90-летию. За такую долгую жизнь мне пришлось повидать много разного, и, поверьте, нет ничего страшнее войны. Она до сих пор мне снится, и не дай Бог, чтоб такое повторилось». 

Война

Это слово ворвалось в жизнь моих сверстников, когда каждый из нас строил планы на свое будущее. В 1937 году я поступила в медицинский техникум, который окончила спустя три года. Время было неспокойное, предвоенное. В техникуме мы проходили военное дело и поэтому вместе с дипломом всем нам выдали военный билет. Я получила чин младшего лейтенанта, что обязывало в случае начала войны в двухдневный срок явиться в Бакинский военный комиссариат. Но разве тогда кто-то из нас мог предположить, что война не только грянет, но и примет такой затяжной характер!

В январе 1941 года я вышла замуж, а спустя пять месяцев война все же, началась. Как и было предписано, на второй день после объявления войны, я в сопровождении мужа пошла в военкомат и написала заявление, что добровольцем хочу пойти на фронт, чтобы защищать свою Родину от гитлеровских захватчиков. Мой муж в то время был директором машиностроительного завода им. Петра Монтина (позже – КМЗ им. Лейтенанта Шмидта). По указу руководства страны завод должен был срочно переориентировать свое производство на выпуск военных боеприпасов. Работники завода были объявлены участниками тылового фронта, и им была выдана бронь. 

Прощание

Я была единственной дочерью в семье, только недавно создала семью – и на фронт! Захватив с собой небольшой саквояжа, я в сопровождении родных прибыла к пункту сбора. Меня иногда спрашивают, неужели нельзя было как-то избежать призыва, тем более что муж был на должности. Нет, тогда о таком решении мы даже не думали, ведь нашими поступками руководили совесть и любовь к родной земле. Моя мама с 1920-х годов была членом партии, я – комсомолка, муж тоже партийный. 

Прощание было коротким, каждый из нас старался скрыть истинные чувства. Никто не знал, что нас ждет впереди. Закончилась пора юности, мы стояли перед страшной реальностью.

Всех призывников посадили в автобусы и развезли по госпиталям. Сейчас трудно поверить, что я смогла пройти весь этот сложный путь. Иногда думаю, как же нам, молодым девушкам, только что вышедшим из-за школьных парт, удалось выдержать все тяготы войны?

Я хорошо помню эшелон с ранеными, в каждом вагоне находился один врач и одна медсестра. Сколько боли, сколько потерь! Дорога была неспокойной, время от времени вражеские самолеты бомбили железную дорогу. Помнится, под Ростовом был особо активный обстрел. Нам пришлось выносить раненных и размещать их под вагонами. Мы цеплялись за каждую призрачную надежду - просто всем нам очень хотелось жить.

Страницы истории

Я находилась в действующей армии до февраля 1945 года. Фактически, участвовала в самых горячих сражениях. Сталинградская битва, прорыв Ленинградской блокады, госпитали Подмосковья – об истории этих событий я знаю не понаслышке – это та часть моей жизни, о которой я никогда не забываю.

Если вам кто-то скажет, что прошел войну без страха – не верьте. Было страшно, больно, но ради счастья тех, кого любишь, ради родной земли мы проходили через ужасы войны. В книгах Ладожское озеро времен блокады Ленинграда называют «дорога жизни». Действительно, только по заледенелому озеру можно было доставить в осажденный Ленинград продукты, медикаменты, раненых. Но знаете ли вы, сколько людей гибло во время этих переходов. Ведь мы, очевидцы страшной трагедии, этот путь тогда называли «дорогой смерти», хотя, справедливости ради, надо сказать, что эта дорога спасла много жизней, она вселяла ленинградцам надежду на спасение.

Еще одна страничка моей военной биографии – служба в Подмосковье. Горячие события битвы под Москвой и сейчас вызывают в моей душе непередаваемое волнение. В нашем отряде было две медсестры и три санитара. Мы участвовали в военных сражениях, нам предписывалось следовать за солдатами.

Было страшно, вокруг разрывались снаряды, самолеты сбрасывали бомбы, люди гибли на глазах. Наш маленький отряд старался оказывать раненым посильную помощь. На каждом шагу нас ожидали неожиданности. Был случай, когда в нескольких метрах от нас мы увидели молодого бойца, получившего серьезные ранения. Солдат потерял много крови. Я начала бинтовать его ногу, а моя подруга – голову. Рядом разорвался снаряд. На моих глазах девушка погибла, а я получила ранение в ногу (до сих пор хожу, опираясь на трость). Смерть не раз смотрела мне в лицо, наверное, я родилась счастливой, что после всего пережитого не только осталась живой, но и дожила до такого возраста. Хотя, бесследно ничего не проходит. Я до сих пор не могу забыть тот страшный грохот и скрежет, которые издавали проходившие надо мной танки. Да-да, именно надо мной.

Дело в том, что во время одного из сражений, находясь на поле боя, я услышала слабые стоны. Оглянувшись вокруг, не увидела никого. И тут я догадалась, что стоны идут из вырытого неподалеку окопа. Я подползла ближе и, увидев там раненого бойца, соскользнула в окоп. И тут над нами начали проходить танки. От испуга я потеряла тогда дар речи! Грохот стоял неимоверный. Накрывшись шинелью, мы целую ночь провели в этой яме. Я перевязала солдату голову, пыталась поддержать его. К утру установилось затишье. Выглянув из окопа, увидела вокруг подбитые танки. Скоро подоспела помощь, и нас обоих увезли в госпиталь. Мне даже предложили недельный отпуск, но я отказалась.

Минуты отдыха

Такое тоже бывало. Был у нас в отряде солдат, который замечательно играл на баяне. В минуты отдыха просили его поиграть. За годы службы у нас даже сложился свой песенный репертуар, но «пальма первенства» принадлежала знаменитой «Катюше». Эту песню очень любили и на фронте, и в тылу. В ней как будто нашли отражение все наши чувства. Эта песня – о жизни и любви, она вселяла в нас уверенность, придавала силы и поднимала настроение. Прошли годы, десятилетия, но и сейчас, когда слышу «Катюшу», с трудом сдерживаю слезы, вспоминая моих однополчан, из которых уже, практически, никого нет в живых. А тогда мы были молоды, а молодость и надежды всегда идут по жизни рука об руку. Видели бы вы, как в минуты затишья мы отплясывали под баян польку, краковяк, бальные танцы. Я хорошо танцевала, умела отплясывать и русские танцы, что многих удивляло. Но я росла в русской среде, читала русскую литературу, и эти знания помогали мне вдали от дома. И, когда я слышала, как солдаты постарше, независимо от их национальности, называли меня «дочка», иногда добавляя» из Азербайджана», становилось как-то уютно, и я на какой-то миг вновь могла почувствовать себя ребенком и ощутить семейное тепло.

Письма

Весточки с Родины все мы ждали с особым нетерпением. Знаменитые солдатские письма-треугольники – это романы в письмах. Старались писать только о хорошем, чтобы не расстраивать близких. У меня была специальная коробка, в которой долгое время я хранила собранные и привезенные с фронта письма. Там же хранила свои боевые награды и фотографии. Но, к несчастью, нашу дачу ограбили и унесли эти ценные для меня реликвии. 

Я до сих пор с болью думаю об этой пропаже. Среди украденных фотографий были и мои любимые. На одной из них я была сфотографирована в рост. У меня были тогда длинные косы, которые я прятала под белую косынку с нарисованным на ней символическим красным крестом. Как жаль, что не могу показать все это своим внукам и правнукам. Чувство такое, что кто-то вместе с этими вещами украл часть моей жизни.

А как жаль, что пропали и письма, которые мой муж посылал мне на фронт! Он рано перешел в мир иной: ему было всего лишь 40 лет. Я помню наизусть многие из его писем, и в каждом своем послании он просил меня: «Береги себя. Старайся вернуться живой».

Как-то меня спросили: «Фатьма-ханум, на фронте вы были окружены мужчинами. Неужели ваш муж не ревновал вас?». Представьте себе, он никогда не писал и не говорил со мной об этом, возможно, потому что знал мой характер, мои принципы и воспитание. Мы друг другу очень верили, в мире и согласии прожили 25 лет. В честь моего супруга назван наш первый внук – Мамед, а мое имя носят и внучка, и правнучка.

Возвращение

Меня комиссовали в феврале 1945 года по нездоровью (в свои 18 лет я столько пережила!). Перестраиваться на мирную жизнь было нелегко. Я долгие годы хранила свою военную форму, а когда сына призвали в армию (он служил в Ханкенди), он взял мою гимнастерку, чтобы показать своим сослуживцам и заодно похвастаться своей мамой. Так моя военная реликвия и пропала. Иногда вспоминаю, сколько мук доставляли мне сапоги 42 размера! Сколько не обертывала ногу, они все равно огромные. Идешь «шлеп-шлеп», «шлеп-шлеп». Ну что было делать? В годы войны это неудобство казалось мелочью.

Домой вернулась исхудавшая (весила 48 кг), уставшая, опустошенная, но надо было продолжать жить. Надо ли говорить, что все мы испытывали, увидев друг друга после стольких лет разлуки?! Я с нетерпением открыла свой платяной шкаф. Это был мир моей прошлой жизни, который должен был помочь мне обрести себя заново. Я сняла с вешалки помбархатное платье (после свадьбы муж подарил мне этот отрез, и я сама сшила себе это наряд), оделась, и мы с мужем вышли на прогулку. Я шла гордая, повзрослевшая, понимая, что начинается новая пора моей жизни. Когда же, наконец, было объявлено о капитуляции Германии, я до утра плакала от радости.

Мои университеты

Война для меня окончилась под Москвой, где я служила в сортировочном госпитале № 3686. Мне очень хотелось продолжить свое образование, и с этой целью я поступила в Москве во Всесоюзный институт советской торговли, но мне хотелось вернуться домой и, в связи с этим я вместе с шестью девушками-азербайджанками обратилась с письмом к Министру высшего образования СССР с просьбой о переводе на экономический факультет БГУ. Просьба была удовлетворена. Я переехала в Баку.

Окончив университет, я начала работать на руководящей должности. Много внимания уделяла своим четверым детям. Все они получили высшее образование, создали семью, имеют профессиональные награды (мой средний сын – академик Рафиз Саттаров, ныне живет в Майами). Я горжусь и детьми, и внуками.

Жизнь прекрасна!

А разве это не так? Посмотрите вокруг. Солнце Весна. Красивый город и замечательные люди – это и есть моя Родина. Порой хочется воскликнуть: «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!»

Я люблю и всегда с нетерпением жду месяц май. Его приближение волнует меня, потому что я знаю, что День Победы, который по традиции мы празднуем 9 мая, подарит мне много приятных сюрпризов, и прежде всего, встречу с президентом. Меня всегда восхищало, с каким вниманием к ветеранам относился Гейдар Алиевич. Не менее приятно осознавать, что эта политика продолжена и его достойным приемником Ильхамом Алиевым. В прошлом году я выразила глубокую благодарность господину президенту за предоставленное мне жилье. Не знаю, рождаются президентами или ими становятся, но точно знаю, что быть хорошим президентом – это великий Божий дар!

У меня была много друзей, живущих в разных уголках СНГ, но неумолимое время забирает их одного за другим. Все они продолжают жить в моем сердце. Если бы вы знали, как хочется вновь почувствовать себя молодой, оказаться в гуще событий! Но я и в свои 90 готова взять в руки оружие и, если потребуется, встать на защиту отечества.

Пожилым людям важно чувствовать к себе внимание. Министерство культуры и туризма периодически посылает мне пригласительные билеты на мероприятия, проводимые во Дворце Гейдара Алиева, меня приглашают на телевидение, в посольства, меня просят поделиться своими воспоминаниями – все это для меня большой стимул, помогающий мне быть всегда в форме, и, как мне говорят, выглядеть лет на 20 моложе. А это, действительно, так?

Текст: Рая Аббасова
Фото: Руслан Набиев