СообществоFashionBeauty-LabКультураLuxury TV Журнал
Главная   >   Культура   >   Esse Homo!
Неистовая Джиа
Слишком красива, чтобы умереть. Слишком неистова, чтобы жить
Просмотрено:5881

Что кроется за ярким словом «супер»? Супергерои, суперзвезды, супермодели… Воображение рисует фееричную жизнь, полную признания, любви и счастья. А за кулисами зачастую скрываются боль, слезы и смерть.

Джиа Каранджи – красивая, яркая, бешеная… Именно она открыла эру «супермоделей» в 70-х годах прошлого века. Именно она продемонстрировала всему миру, насколько успешной и высокооплачиваемой может быть красота. И именно она стала жертвой, принесенной самим Провидением для того, чтобы продемонстрировать другим звездам с манящей приставкой «супер», чем может кончиться такая яркая и бесшабашная жизнь. Так угасают кометы, раскрашивая ночное небо в яркие цвета и уходя в безызвестность навсегда.

Глянцевый мир

Семья Джии, живущая в Филадельфии, считает, что самой большой ошибкой было решение отпустить 17-летнюю бунтарку в Нью-Йорк. Но она заражала их уверенностью, что именно это ее судьба. Хотя сама Джиа вспоминала, что «никогда не хотела стать моделью, это никогда не было мечтой, я как бы увлеклась этим». А может быть, это было мечтой ее матери? Матери, которой девочке так не хватало, начиная с 11 лет, когда Кэтлин Каранджи оставила своих детей ради другой жизни.

Так это или нет, но в результате из небольшой сети закусочных отца в пригороде Филадельфии, в которых Джиа подрабатывала, девушка попала на подиумы «Большого яблока», где тогда, в бурные 70-е, только зарождалась настоящая жизнь.

Начав с небольших заказов в модельном агентстве Wilhelmina Models, Джиа очень скоро перешла в разряд наиболее востребованных моделей тех лет. Вильгельмина Купер, владелица агентства, в прошлом известная модель, была в восторге от юной Джии – ей нравились ее крутой нрав и дерзкая манера общения. Покровительство Вильгельмины, знакомство с известными фотографами Артуром Элгортом, Франческо Скавулло, Марко Главиано и Ричардом Аведоном стали для Каранджи началом карьеры супермодели.

Она не была блондинкой (а именно они царствовали тогда в модельном бизнесе), но умела вживаться в абсолютно разные образы, а также не была обременена определенными принципами. Пропускным билетом на обложки глянца стали фотографии обнаженной Джии, стоящей позади сетчатого забора, сделанные Крисом фон Вангенхаймом. Хорошо это или плохо, но именно после этих скандальных фотографий Джиа до конца года (1978) появилась уже в нескольких журналах, включая американский Vogue. Фотографы были в восторге: Джиа могла быть перед камерой элегантной зрелой женщиной, а через мгновение становилась искусительной Лолитой.

Только за первую половину 1979 года Джиа украсила обложки американского, британского и французского Vogue и дважды обложку Cosmopolitan US. Вторую обложку Cosmopolitan, где Каранджи появилась в желтом купальнике в греческом стиле, назвали лучшей за всю карьеру Джии. Фигура Каранджибыла чувственной, а ее грудь считалась лучшей в модельном мире – она даже не требовала ретуши.

Взрывной и капризный характер Джии резко контрастировал с ее страстной отдачей камере. Каранджи сама выбирала проекты, в которых хотела бы участвовать, уходила прямо из студии, если ей не нравился фотограф, отменяла дорогостоящие съемки и не снималась несколько недель, если ей не нравилась ее новая стрижка. 

Тем не менее, за первый год работы Джиа получила 100 тысяч долларов – огромные деньги для тех времен. Казалось, это было только началом – в 1980 году Купер пророчила Каранджи свыше 500 тысяч долларов в год.

Дьявольская карусель

«Мир кажется основанным на деньгах и сексе. Я ищу лучшие вещи, чем это, такие как счастье, любовь и забота», — говорила Джиа. Может, именно из-за этого парадоксального несоответствия она и ступила на свой короткий путь, возврата с которого ей не было.

Джию никогда не интересовали мужчины. С 14 лет она ухаживала за девушками, дарила им цветы и посылала стихи собственного сочинения. Кстати, на тех съемках «за забором» Джиа и познакомилась с визажистом Сэнди Линтер, которая позже стала ее подругой и любовницей. «Джиа любила только женщин, — вспоминают ее друзья. — Но проблема была в том, что все влюблялись в нее, был ли это мужчина или женщина. Благодаря своей обаятельности и красоте она всегда получала, кого хотела».

Тем не менее, одиночество было вечным спутником самой желанной модели того времени. Коллега и подруга Джии, модель Джулия Фостер, в телепередаче «Настоящие голливудские истории» рассказывала, как однажды Джиа пришла к ней домой посреди ночи, потому что ей просто захотелось, чтобы её кто-нибудь обнял.

Пытаясь спастись от одиночества, Джиа стала частой гостьей скандального клуба «Студия 54», в стенах которого не было никаких запретов, и начала баловаться кокаином. Но все стало гораздо серьезнее после смерти Вильгельмины Купер, подруги и наставницы Джии, которая нередко заменяла ей мать. Тогда Джиаи перешла на героин. Все те гонорары, что Джиа заработала нелегким трудом за два года, стали уходить на наркотики.

Она с тем же увлечением отдавалась камере, но частые срывы и истерики стали причиной для слухов: Джиа Каранджи — наркоманка. На употребление наркотиков тогда действовал негласный запрет. Но Джиа позволяла себе употреблять героин даже в студии. Первое время фотографы старались не обращать на это внимания ради возможности поработать с Каранджи. Клиенты закрывали на все глаза – гораздо важнее было заполучить обложку со знаменитой моделью. За кадром оставались её непредсказуемые истерики, забастовки посреди фотосессий, а иногда она просто засыпала перед камерой.

Скрывать наркотическую зависимость уже становилось все труднее. Первый громкий скандал разразился после съемок в журнале Vogue за ноябрь 1980 года. На фотографиях были хорошо видны следы уколов на руке, и их пришлось подвергнуть компьютерной обработке.

Жизнь Джии катилась по наклонной: отношения с 20-летней наркоманкой Рошель, арест за вождение автомобиля в нетрезвом состоянии, арест за попытку кражи из дома матери... В итоге, Джиа приостановила работу и записалась на программу по реабилитации в клинике для алкоголиков и наркоманов. Она была настроена на выздоровление и хотела вернуться в Нью-Йорк. И ей это вроде бы удалось. В начале 1982 года Каранджи вновь снялась для обложки Cosmopolitan. По мнению фотографа Франческо Скавулло, это должна была быть её лучшая обложка. Но она стала для Джии последней.

Каранджи растеряла свой магнетизм. Её фотосессии уже не получались такими яркими и запоминающимися. Руки Джии во время съемок были заложены назад, чтобы скрыть следы уколов. Она употребляла почти четыре дозы препарата одновременно и никого не слушала. Однажды в состоянии наркотического опьянения Каранджи заснула прямо на фотосессии и обожгла себе грудь сигаретой.

Весной 1983 года блестящая карьера супермодели Джии Каранджи была закончена. Во время фотосессии в Северной Африке её в очередной раз застали за употреблением наркотиков.

За кулисами

И началась жизнь без подиума и вспышек фотокамер. Самая высокооплачиваемая модель 70-х, Джиа была вынуждена жить на социальное пособие, работала продавцом джинсов и кассиром в универсаме. Однако вскоре просто исчезла и вернулась только летом 1985 года. Она увеличила дозу. Денег на наркотики не хватало, и, в конце концов, ради возможности купить очередную дозу Каранджи занялась проституцией. Несколько раз ее насиловали, но и это не повернуло ее жизнь вспять.

«Те годы были сумасшедшими, — вспоминает мать Джии, — Я говорила моему бывшему мужу, что он должен быть готов к любым новостям, потому что она была способна на что угодно. Люди в таком состоянии сделают все ради наркотиков. Воровство, даже убийство. Я понимала, что в любой день могу получить известие о том, что моя дочь мертва».

И страшное известие не заставило себя ждать. Джиа оказалась в больнице с признаками пневмонии, однако вскоре врачи поставили страшный диагноз – СПИД.

Все то короткое время, которое оставалось до ее смерти, Джиа провела с матерью. Благодаря стараниям Кэтлин, больничная палата стала похожа на дом, которого супермодели так не хватало за кулисами подиумов. Мать не подпускала к дочери никого, кроме медперсонала. А состояние Джии с каждым днем становилось все хуже –она едва могла говорить, ее тело было покрыто множеством нарывов и язв, а на голове остался легкий пушок. Как оказалось, за время своей наркотической зависимости Каранджи пережила три передозировки.

18 ноября 1986 года 26-летняя Джиа Каранджи умерла. Ее прекрасное тело, вызывавшее восхищение сотен тысяч людей и украшавшее обложки самых известных глянцевых журналов, начало разлагаться ещё при жизни. Когда санитары переносили труп Джии, чтобы отвезти его в морг, часть кожи со спины осталась на кровати. СПИД настолько изуродовал тело Каранджи, что распорядитель похорон рекомендовал хоронить её в закрытом гробу.

Джиа Каранджи стала одной из первых супермоделей, и она же оказалась одной из первых женщин, чьей причиной смерти был открыто назван вирус иммунодефицита. На похоронах «королевы подиумов 70-х» присутствовали только близкие родственники, а мир моды ещё долго оставался в неведении, что знаменитая некогда супермодель покинула его навсегда.

Завещание

Январскую обложку английского Vogue 1990 года украшает «великолепная пятерка» супермоделей того времени: Синди Кроуфорд, Кристи Тарлингтон, Наоми Кэмпбелл, Линда Евангелиста и Татьяна Патиц.Эта фотография Питера Линдберга ознаменовала начало внедрения супермоделей в мировую поп-культуру. Ведь Нью-Йорк любит победителей.

Но именно яркая и короткая жизнь на подиуме Джии Каранджи стала уникальным вкладом в индустрию моды. Падение с подиума Джии оказалось предостережением для ее последовательниц, привлеченных яркими вспышками фотокамер. Предшественница Клаудии Шиффер и Синди Кроуфорд, она продемонстрировала миру глянца, как часто подиум превращается в острие бритвы, по которому ходят все самые востребованные модели.

Текст: Сабина Кулиева