СообществоFashionBeauty-LabКультураLuxury TV Журнал
Главная   >   Культура   >   Esse Homo!
Подари мне жизнь
Интервью с Наргиз Керимовой
Просмотрено:6444

Наргиз Керимова, руководитель организации «Счастливое будущее детей», вот уже семь лет занимается благотворительностью. За семь лет 700 спасенных детей, 700 благодарных матерей, 700 дарованных жизней. За это время количество людей, неравнодушных к чужому горю, увеличилось в разы: начиная от друзей и заканчивая собственными детьми. Их она воспитывает так же, прививая им любовь ко всему человечеству, ко всему живому. Наргиз умеет ценить то, что имеет, не возводя при этом материальные блага в ранг чего-то архиважного, ведь помогает она больным детям не только деньгами, собранными на лечение. Она приходит в их жизнь тихо, на цыпочках, без пафоса и громких слов, и дарит малышам надежду.

Что для вас благотворительность и как вы к этому пришли? 

Когда мы начали заниматься этим, отзывалось очень мало людей. Социальные сети в интернете еще только зарождались. Я звонила родственникам. Я считала, что начинать нужно было именно с семьи. Меня поддерживали, но нас было все-таки очень мало. Однако прошло семь лет, и сейчас на просьбы помочь отзывается несоизмеримо большее число людей. Если мы спасли более 700 детей с пороком сердца, так это благодаря людям, которые не остались равнодушны. Я сама врач, но никогда не работала по своей специальности, потому что ко всему отношусь крайне серьезно, не люблю делать что-то тяп-ляп. Тем более когда берешь ответственность за жизнь ребенка. Когда все хорошо, никто тебе «спасибо» не говорит, а вдруг что-то пойдет не так? Правда, у меня не было такого, но тем не менее я об этом всегда думаю. Благотворительность — моя вторая жизнь. Без этого я жить не смогу. Неважно, сколько мне будет: 50… 60… 70 лет — я сделаю все, чтобы помогать детям. Когда мать едет с горем и возвращается со слезами счастья на глазах... Ради этого стоит жить. Пусть и не свои дети. Хотя чужих детей нет. 

Как вам удалось сохранить эту человечность? 

Может, благодаря семье, родителям. И во всем, что я делаю, мне помогает Бог. И я благодарна ему за все, что имею. Каждый день просыпаюсь и могу позавтракать со своими детьми - уже роскошь для меня. Не нужны другие богатства. Главное — не свернуть с выбранного пути. Все, что происходит с нами, это испытание. У меня здоровые дети, прекрасная семья, я живу, дышу, я счастлива... Это самое главное! А мои больные дети, которым я помогаю, - также дороги для меня. Я вся в этом. 

При этом вам удается так хорошо выглядеть... 

Это у меня с детства (смеется). Женщина должна за собой следить. 

Тяжело постоянно слушать о чужом горе? 

Невероятно. Ежедневно я встречаюсь с матерями, которые просят помочь их детям. Это испытание. И в эти моменты я думаю, что у некоторых родителей нет и двух манатов, чтобы купить панадол, чтобы сбить температуру. И тогда еще больше ценишь то, что имеешь, то к чему привык. 

Когда человек видит много горя, зачастую он меняется: кто-то черствеет, кто-то, наоборот, слишком близко все воспринимает и срывается, кто-то умеет блокировать негатив... Вы научились отгораживаться от этого? 

Для начала, это не моя работа. Это моя жизнь. Я сходить с этого пути не хочу. Я чувствую себя счастливой, чувствую, что нужна кому-то. Все это сказывается, конечно. От переживаний и мое здоровье пошатнулось. Но не получается у меня блокировать все это. Я живу вместе с ними. Если бы я не сопереживала им так, я бы не спасла столько детей. 

Даже когда приходите домой, не оставляете это за дверями? 

Не получается. 24 часа в сутки я с ними. Я готовлю - у меня компьютер рядом. Я сплю — телефон под подушкой. Не могу я просто после 18:00 отключить свой телефон. Муж иногда жалуется, что даже за границей отдыхаем, а я на телефоне. А здоровье не ждет, за те 5 минут, что я буду сидеть со своим ребенком и отдыхать, другая мать может потерять свое дитя. 

А ведь у вас самой еще трое... 

Да, девочкам 17 и 14 лет, а сыну - 7. 

И как они воспринимают вашу деятельность? 

В семье приняли меня и моих больных детей. Мы сидим на свадьбе — все слушают о моих больных детях, мы ужинаем в ресторане – все слушают о моих больных детях. Почему-то у меня все на них... Не знаю, почему. У меня нет офиса, так как это лишние деньги. Муж мне сделал рабочий уголок в спальне, все подоконники в комнатах завалены папками: за семь лет накопилось 700 документов, еще 200 документов детей, которые ждут помощи. Недавно мой малыш спросил, что это за вазочки с фотографиями детей. А это мы сделали боксы специальные, придали им красивый вид, чтобы нам не отказывали ставить их в магазинах, аргументируя это тем, что наши боксы портят интерьер. Я сыну объяснила, что люди бросают сюда деньги на лечение больных детей. Старшие девочки привыкли, часто ездят со мной, а младший еще многого не понимает. И он спрашивает: «А что будет, если я дам свои денюжки? У меня 80 копеек есть!» А я ему объясняю: «Ты 80 копеек дашь, а он тебе манат вернет». И он свои 80 копеек бросил в вазу и два дня сидит ждет свой манат: «А где мой манат?» (смеется). Я ему положила этот манат, сказав, что это «так тебя отблагодарил бог». Я объяснила, что став постарше, он сможет с каждой своей зарплаты выделять часть на тех, кто нуждается в этих деньгах, и тогда Господь будет благодарить его. Я считаю, что это правильное воспитание. Кто-то говорит, что я загружаю ребенка негативом, но это не так, нужно именно с детства объяснять, что нужно делиться. Не всем, конечно, но с каждой зарплаты нужно выделять деньги на благотворительность, хоть немного. Я себя считаю очень счастливой, потому что мои дети здоровы. А ведь представьте, что жизнь вашего ребенка зависит от вас, и вдруг вы исчезаете. Это же страшно. Поэтому я всегда на связи, всегда предупреждаю, когда у меня самолет, когда я не смогу быть на связи, когда снова выйду на связь. Благо, у меня есть помощница, которая не ждет от меня никакой финансовой поддержки, она отдалась этому делу душой, как и я. Ей всегда могут позвонить, она решит проблему. Некоторые мои друзья говорят, что не могут помочь, потому что суммы большие. Но ведь если каждый из нас даст хотя бы пять манатов, мы спасем с вами жизнь ребенку. Я была в Турции в магазине, подошла к кассе, на которой была коробочка с простенькими браслетами. Мне сказали, что вместо сдачи они могут дать эти браслеты, а вырученные деньги пойдут на лечение детей. Я взяла на заметку эту идею. Я вышла на людей в Китае, попросила сделать нам скидку в 50%, мы купили 2000 браслетов за 4000 долларов. Во многих магазинах продавались эти браслеты по 5 манатов за каждый. Так мы спасли троих детей. Люди не жертвовали тысячи, они потратили всего 5 манатов. 

Что произошло в вашей жизни, что толкнуло вас встать на этот путь, где каждый день приходится бороться с болезнью и смертью? Помимо вашего воспитания было что-то, что повлияло на вас сознательно или подсознательно? 

Было. В моей жизни было три таких случая. У моего двоюродного брата в 20 лет отказали почки. Два года мы ждали донора. И я думала, есть ли горе страшнее? 20 марта был для нас праздник, ему сделали пересадку почек, мы ждали его из Москвы, это было счастье. Он прилетел в Баку и через два дня умер. Во мне все переворачивается, когда я вспоминаю об этом. А ведь проблем с деньгами не было, лечение было очень дорогостоящее. С одной стороны мы можем быть спокойны, потому что мы сделали все возможное, но, видимо, так было предначертано судьбой, а есть родители, которые не могут найти деньги. Есть ли большее наказание? Второй фактор, повлиявший на меня, - мой папа. У него были проблемы с сердцем, оперировали в Германии, 11 дней он провел в коме. И все эти 11 дней я молилась Богу, просила его, чтобы он вернул мне моего отца на пять лет. Хотя бы на пять лет! Он заменял мне все и всех. И ровно через пять лет Господь забрал у меня отца. И последний случай – у моего сына был коньюктивит, это нестрашно, бывает у многих детей. Когда ему промывали глаз, порвали слезный канал. 3 месяца мы мучались, глаз почти не видел. Врачи никак не могли помочь, кто-то даже черезчур халатно к этому относился, мол, подумаешь, один глаз не видит. Я в тот же день взяла ребенка и села на самолет в Москву. А если задуматься, опять-таки не у всех есть такая возможность. Врач тебе говорит, что твой ребенок не будет видеть, - тебе приходится смириться с этим. В Москве мне тоже не помогли. В этот период мой парикмахер мне рассказала о своем ребенке, о том, что у него отказывают почки. Это был первый ребенок, которому я помогла. Мы послали его в Москву и так спасли его. После этого мой малыш излечился, будто и не было проблем с глазом. Тогда я дала себе слово, что буду помогать. Да, я не одна была, помогали многие: папа организовал дорогу бесплатную, тетя приняла их там в своем доме, врач, когда он узнал, что мы собрали всего 1200 долларов вместо положенных 5-6 тысяч на эту операцию, отказался вообще брать деньги. Вот с того дня все и началось. Молитвы матерей спасенных детей оберегают меня и мою семью.

Текст: Айдан Мамедова
Фото: Мамука Кикалишвили